life88
Всё будет, но позже © Найти консенсус, и ногами его, ногами! ©


Название: Метаморфоза
Персонажи: И Сончжон (Infinite), Чан Дону (Infinite)
Рейтинг: G
Жанр: психология, философия
Тип: преслэш
Размер: ~ 3600 слов
Предупреждение: много размышлений, много диалогов, OOC от навязывания персонажам авторских взглядов.
Краткое содержание: Прекрасная весенняя пора выдалась действительно потрясающей на двадцатом году жизни И Сончжона. Его главная цель, кажется, была почти достигнута.
Примечание автора: автор пытался воспользоваться ангельским пропуском “пишу что хочу, яжавтор” и поднять интересные ему социальные проблемы. Сончжон и Дону ровесники.

Прекрасная весенняя пора выдалась действительно потрясающей на двадцатом году жизни И Сончжона. Его главная цель, кажется, была почти достигнута. По крайней мере, путь к ней был чёток и ясен: спасательная академия, в которую он прорвался, со второго раза, так как главная проблема была в нормативах физической подготовки, но за одиннадцать неполных месяцев Сончжон смог натренироваться до проходного минимума. Через четыре года, он, наконец, сможет доказать всем, чего стоит, и больше никогда не услышит никаких гадостей в свой адрес.
Сончжон стоял в большом актовом зале академии, переминаясь с ноги на ногу, и глядя на рукава новенькой полу-военной формы, ещё раз любуясь ею. Вступительная речь ректора была, по его мнению, слишком затянутой и скучной. Он уже даже успел порассматривать стены, с висящими на них портретами и картинами, потолок, рядом стоящих сокурсников. Внимание Сончжона привлёк парень, стоящий через несколько человек от него. Он улыбался и то и дело шептал что-то на ухо своему соседу, а тот, в свою очередь, закусывал губы, чтобы не рассмеяться. Сцена казалась забавной какое-то время, а потом внимание начало рассеиваться, Сончжон снова смотрел на сцену и выступающего теперь декана его факультета. Глаза стали закрываться сами собой. Духота в зале тоже не помогала взбодриться.
Громкие аплодисменты, заставившие вздрогнуть расслабившегося уже Сончжона, возвестили о том, что «напутственное благословение», наконец-то, закончилось. Толпа ожила и зашумела, даже сонливость отступила. Настроение снова стало отличным.
Сончжон уже подумывал, что же делать дальше, может быть куда-то сходить, ведь занятия начинались только завтра, но тут до его плеча кто-то дотронулся. Он повернулся, натыкаясь взглядом на широкую улыбку странного парня, того самого, на которого смотрел несколькими минутами ранее.
- Прекрасное создание, ты в какой группе? Ай! Ты чего! – не успел договорить тот. Сончжон отреагировал молниеносно, схватил наглую ручонку, кою не успели убрать с плеча, и, выкрутив, прижал к спине не менее наглого хозяина.
- Как ты меня назвал, придурок? – злобно зашептал Сончжон. – Я что тебе девчонка какая-то? Или ты так и подумал, а?
Хорошего настроения как ни бывало. Даже здесь с первого же дня начинаются издевательства.
- Конечно, нет. Я ничего не хотел плохого. Извини, если тебя задел мой комплимент. Отпусти, пожалуйста, мне очень больно! – наглец потрепыхался, скорее всего для вида, Сончжон чувствовал его силу, он бы смог вырваться без труда.
Наконец, уже замечая, как остальные обратили на них внимание, Сончжон отпустил парня, выравнивая сбившееся от злости дыхание.
- Ох, ну ты даёшь. Вот уж не думал, что так получится. Ты резкий, конечно, - парень хохотнул, потирая руку.
Сончжон оглядел его. Тот был ниже ростом, но даже на вид казался крепким и сильным, да и форма ему невероятно шла. Ну, прямо настоящий герой из репортажей о драматических спасениях. Сончжон вздохнул, снова почувствовав слабый укол зависти. Его собственная нежная и смазливая внешность всегда была предметом насмешек. Но этот парень вроде бы действительно не хотел поддеть его, смотрел с интересом и как-то по-доброму.
- Ты тоже извини, - сдался Сончжон своей совести. – Больная тема. И Сончжон, - представился он, протягивая руку для рукопожатия.
- Чан Дону, - отозвался парень, пожимая в ответ. – Странно, что ты так отреагировал. У тебя ведь действительно прекрасная внешность.
- Слишком девчачья, не так ли? - ответил Сончжон, снова раздражаясь. Зря надеялся, этот Чан Дону всё же издевался над ним, иначе быть не могло. Даже приятели не упускали случая поддеть его.
- Глупости, внешность не делится по полу… - начал уверять Дону.
- Ну ладно, увидимся, - прервал его Сончжон и, надеясь, что они никогда больше не пересекутся, направился к выходу из зала.

***
По иронии они оба оказались в одной группе. Но по первости даже толком не общались. Только перекидывались парой слов на построениях и тренировках. Чан Дону был предсказуемо странно красноречивым и в то же время невероятно прямолинейным со всеми, кто с ним был рядом, а ещё бесконечно весёлым. Что и говорить о том, что постепенно о нём узнала вся академия.
Сам Сончжон не хотел заводить знакомства ни внутри, ни вне группы, уж тем более друзей, но совсем замыкаться в себе было бы странно. Постепенно, даже как-то незаметно для самого себя, он стал понемногу общаться с парой ребят, с одним, Ким Джисоком, они даже жили в одной стороне, так что и компания для поездки домой образовалась. Однако Сончжон всё равно держал дистанцию и всегда отказывался от походов куда-либо после занятий, отговариваясь подработкой.
Но о подработке речи быть не могло, потому что занятия и тренировки были слишком выматывающими, и в свободное время хотелось только спать или сначала реветь, как маленькому ребёнку, а уже после спать. Такого Сончжон не ожидал, думал, что поступить в академии будет самой сложной частью, а дальше будет легче. Его данных, как оказалось, не хватало для таких нагрузок, а почти все свободные деньги, присылаемые родителями, он тратил на обезболивающие, заживляющие спреи и мази, чтобы свести синяки и ссадины, и на витамины.
Хорошо, что Сончжон жил отдельно от семьи, они были бы в ужасе от его состояния. Он стал плохо спать, из-за перенапряжения сон почти не шёл. Ночью в состоянии полудрёмы, максимально возможном, Сончжон думал о тренировках, о том, что бы он мог сделать лучше, бежать быстрее, поднимать больше и интенсивнее. Думал о том, как болят мышцы, злился на свою слабость.
Неожиданно часто в голове всплывал и этот странный Чан Дону. Сончжон почти постоянно за ним наблюдал, тот так и притягивал взгляд. Он был одним из лучших в группе по физическим занятиям, чем очень раздражал, особенно тем, как легко, даже смеясь, он проходил все эстафеты, кроссы, полосу препятствий. И после был в потрясающем настроении, хохотал больше всех, а его энергией можно было осветить квартал, а то и половину города. Дону был интересным, неудивительно, что все остальные к нему тянулись.
Сончжон же постоянно был где-то в хвосте, после тренировок ощущал себя севшей батарейкой и еле передвигал ноги. А когда самый слабый по успеваемости не выдержал и ушёл из академии, Сончжон почётно уместился на последней позиции. Теория давалась сносно, но естественно одной теорией людей не спасти. Сончжон всерьёз задумывался о протеине и стероидах, но решиться никак не мог.
Ещё во время бессонных ночей Сончжон раз за разом вспоминал первую встречу с Чан Дону. Злость от бестактности уже давно прошла, но фраза “внешность не делится по полу” до сих пор вызывала недоумение. Как такое может быть? Это ведь простые истины: женщина нежная и привлекательная, мужчина суровый и сильный. Остальное - неприемлемое отклонение.
Но почему-то с ним очень хотелось поговорить на эту тему, разузнать, кто знает, что именно имел в виду Чан Дону, ведь он слишком непохожий на других, не от мира сего. Наверное, какую-нибудь внеземную чушь. Ну а если всё же оскорбительное, что Сончжон ему врежет, ничего страшного.
В один из летних дней, в обеденный перерыв, в столовой, Сончжон обнаружил одиноко сидящего за столиком в углу Чан Дону. Что было необычно, рядом с ним постоянно кто-то крутился. Сончжон решил воспользоваться шансом поговорить, поэтому только кивнул машущим ему ребятам, и плюхнулся рядом с Дону.
- Привет. Непривычно видеть тебя одного, - начал Сончжон, стараясь не показывать своё внезапно охватившее волнение.
- А. Привет, - отозвался Дону, растерянно оглядевшись. - Да нет, бывает нужно немного личного пространства.
- Ясно, - ответил Сончжон, принимаясь за еду. Жаль, видимо и сегодня не получится поговорить.
- Ты выглядишь как листок поздней осенью, - проговорил Дону, смотря на Сончжона, тот видел это боковым зрением.
- Что, уже не прекрасное создание? - прожевав, спросил он, про себя удивляясь такому сравнению.
- Прекрасное, только уставшее. Сон тебя больше не любит?
То, как он говорил, почему-то всегда вызывало восхищение.
- Вроде того. Слушай. Я хотел спросить, что именно ты имел в виду, говоря, что внешность не делится по полу?
- А разве тут есть какие-то варианты? Имел в виду, что она не делится.
- А как же мужественность и женственность?
- Я считаю, что первичен человек, личность, его поступки и поведение, а уж потом пол. Да и вообще смешны эти стереотипы и игрушки в гендер.
Дону вдруг стал ещё серьёзнее, говорил без пространных сочетаний слов. Возможно, эта тема была ему очень важна.
- Гендер? - переспросил Сончжон.
- Это как раз все собранные стереотипы о полах, и женственность с мужественностью в том числе.
- Но ведь мужчины и женщины действительно отличаются! - Сончжон повысил тон. Эта точка зрения казалась ему неправильной и нереалистичной.
- Чем же? - Дону повернулся и с интересом смотрел на Сончжона.
- Женщины более чувствительные, эмоциональные. Мужчины более спокойные. Ты этого не знаешь разве?
- Ещё скажи, что кто-то умнее, - хмыкнул Дону.
- Безусловно! - Сончжон и сам не понимал, почему так нервничает, что пытается выгородить?
- Ты ошибаешься, - спокойно ответил Дону.
- Нет, это ты ошибаешься, - аппетит пропал, Сончжон отбросил приборы на край подноса.
Оба замолчали. Чан Дону крутил в руках палочки, поглядывая в окно.
- Ведь это элементарные вещи, общество живёт по этим понятиям.
- Но это не значит, что общество не может ошибаться, - Дону говорил мягко и тихо, но это не помогало успокоиться.
- Бред какой-то, - Сончжон хотел ещё сказать о навязывании мнения, именно так ему ощущалось, но вспомнил, что сам подошёл и начал этот разговор.
Не говоря больше ни слова, Сончжон отнёс поднос к стойке и ушёл готовиться к оставшимся на сегодня занятиям. Настроение было испорчено окончательно.

***
Естественно этот разговор не успокоил. Путаности и усталости только добавилось, а сон так и не вошёл в норму, но теперь мысли о том, как ужасно на тренировках почти не возникали. Остались только о гендере и остальном с ним связанным. Захотелось узнать об этом побольше, но интернет-статьи и форумы никакой ясности не вносили, а высказывания некоторых особо активных и злобных комментаторов только возмущали и отвращали от какой-либо мало-мальски дельной мысли, столько негатива и грязи там было, поэтому и составить хорошее мнение об этом не удавалось.
Сончжон ничего не придумал лучше, чем снова спрашивать у Чан Дону, твёрдо решив, что всё выслушает, и не будет нервничать. По крайней мере, постарается.
В прошлый раз Сончжон накричал на него и ушёл, не попрощавшись, но Дону не выглядел обиженным, даже помог, когда Сончжон упал на полосе препятствий, с неизменно забавным комментарием. Который, надо сказать, подействовал очень ободряюще. Не мешкая, Сончжон выловил Дону после занятий в этот же день.
- Тебе в какую сторону? - подойдя сзади, спросил Сончжон.
Дону вздрогнул и обернулся.
- Ты напугал меня, маленький ниндзя. Мне к метро, - ответил тот, щурясь на солнце.
- Я с тобой, - порадовался про себя Сончжон и набрал сообщение своему сменщику, о том, что придёт попозже. Подработка всё же нашлась, пару дней в неделю, на несколько часов, вроде и не сильно утомительно, но и деньжат приносило.
- Хорошо, - Дону улыбнулся. Видимо настроение было хорошим. Что ж, пора начинать его мучить.
- А расскажи мне ещё о гендере.
Дону с огромным удивлением посмотрел на Сончжона.
- Правда? - неверяще переспросил он.
Сончжон кивнул в ответ.
- Хорошо, но учти, это уже моя больная тема. Так что надеюсь, что ты не будешь вести себя как в прошлый раз. И спрашиваешь не ради издёвки.
- Ничего такого, я действительно хочу знать.

***
- Спрошу у тебя вот о чём. - Они сидели в кафе рядом с местом подработки Сончжона. Уже неделя прошла, как они начали беседовать на нелёгкие темы. - Смотри, - Дону достал из кармана телефон и развернул его, чтобы показать чехол с пышными пионами на ярко-зелёном фоне. - Как ты думаешь, это девчачий чехол?
Сончжон задумался, по нормам - да, девчачий. Но, учитывая, что именно они обсуждают, скорее всего, значит что-то другое.
- Да? - всё же нерешительно ответил он.
- Нет. Это просто рисунок, который может понравиться абсолютно любому. Самое смешное знаешь в чём? Большинство людей думает, что даже такая мелочь как рисунок на чехле может сделать их слабее или сильнее, в зависимости от того, что там нарисовано, милый кролик или череп с костями. А самое страшное в том, что опять же это связывают с полом. Причём всё “женское” автоматически плохое по большей части. У тебя есть какие-то якобы девчачьи вещи или увлечения, которые ты ни за что бы не показал другим, потому что они покажут твою слабость?
Сончжон тут же вспомнил, что ему нравятся песни о любви, что он любит котят, что у него есть блокнот с мишками и сиреневые носки с ягодами. И действительно, он бы ни за что не показал эти вещи кому-либо, даже не упомянул бы никогда, а то и вообще сгорел бы со стыда, если бы кто-то их случайно увидел.
Вот и нашёлся ещё один повод попередвигать полочки с мыслями у себя в голове.

***
- Да как такое может быть!
- Садись, вдох-выдох.
Сончжон послушно сел. На этот раз они облюбовали скамейку в парке в центре города, где в выходной день было полно народу. Сончжон наслаждался летними лучами солнца, пробивающимися сквозь листву, и внимательно слушал.
Дону много рассказывал о том, как он пришёл к своим нынешним мыслям и мировоззрению. “Моя сестра - феминистка”, - ответил он на вопрос Сончжона, как всё начинало меняться в его сознании. - “Мы ходили с ней на митинги и акции протеста. Это было очень интересно и ощущения оттого, что делаешь что-то значимое, просто потрясающие. Правда, один раз, когда сестра разбила витрину, “как суфражистки” - говорила она, я её еле отбил от разъярённых хозяев. Ох, и досталось тогда мне. На спине даже осталась пара шрамов. Сестра до сих пор чувствует себя виноватой. Так что всю свою сознательную жизнь я в этом. Мне постоянно говорили, рассказывали, поясняли, что не так и почему стереотипы неверны. Хотя я больше альтруист и за равноправие, ну и я действительно не хотел бы, чтобы человечество привязывалось к полу в первую очередь, а не к способностям и личности. Но я понимаю, за что борются женщины. И что бороться действительно важно и нужно”.
Потом разговор плавно перетёк в обсуждение женщин, и Сончжон снова вспылил. Он всегда был достаточно спокойным и выдержанным и не понимал, почему сейчас его терпение то и дело лопается.
- Блин, ты каждый раз взрываешь мне мозг. Как же мне жить теперь, если я начал это видеть?
- Сначала тяжело, а потом уже и привычно. Только больновато, конечно. Особенно, когда оглядываешься по сторонам. Ты меня как раз застал в момент вселенской скорби, когда подошёл с вопросами в первый раз.
- А ведь я раньше действительно допускал мысль, что женщины глупее, только потому, что они женщины. Теперь я ещё большим идиотом себя чувствую. Нет, я и раньше понимал, что есть в этом какая-то неправильность. Даже пытался с этим бороться. Безуспешно, конечно же. Но теперь всё как будто встало на место. Хотя в голове всё равно пока кавардак.
- Это очень хорошо, что ты осознаёшь. Но ты не спеши и не делай резких выводов. То, что ты не только заинтересовался этой темой, но и начал принимать её, уже говорит, что ты готов к прогрессу.

***
- Я бисексуал, если уж так надо вешать ярлык, мог бы сказать, что пансексуал, но я стараюсь не усложнять формулировки. Мне важен человек и что у него на душе, а постель, ну, что ж, подстроимся, - рассмеялся Дону. И снова Сончжон почувствовал уважение к нему, так открыто и честно говорить о деликатном могли немногие. - Я встречался с парнями, если тебе интересно, с одним у нас почти ничего не было, а с другим вполне даже серьёзно, расстались, потому что у нас были разные ценности. Не все готовы менять свои убеждения, а он был ярым женоненавистником. В один момент я просто не мог это выносить. С девушками я встречался тоже, в основном из феминистической среды.
- А сейчас? - вырвалось у Сончжона.
- Сейчас ни с кем. Да и времени не так много. Я всё ещё не адаптировался к учёбе.
“Это хорошо”, - подумалось Сончжону, даже стало гораздо легче и спокойнее.

***
Сончжон начал ловить себя на мысли, что думает не только о новой информации, и о том, как теперь воспринимать всё окружающее, но ещё и о самом Дону. Об огромном уважении к нему, которым он проникся почти сразу, о прямолинейности и странных комплиментах, о его необычной внешности и богатом внутреннем мире. Раньше Сончжон бы очень испугался этих мыслей, из-за того, что не так уж и были неправы те, кто называл его “педиковатым”. Хотя если быть совсем честным с самим собой, ему и сейчас страшновато, так сразу перекроить себя нельзя, ещё предстоит большая работа над собой. И, конечно же, страх перед тем, что же будет, узнай Дону о его растущих чувствах. В том, что он отреагирует хорошо и возможно даже утешит и поддержит, сомневаться не приходилось. Но и взаимности теперь хотелось ужасно. Теперь любовь - это не просто боль, как была раньше, это ещё и возможная надежда, что в этот раз всё будет хорошо.

***
Ранней осенью, когда дожди ещё были кратковременными и тёплыми, на тренировке выносливости на очередном препятствии Сончжон упал. Пытаясь подняться, он понял, что не может, физически не может, не получается. К нему подбежал Джисок и, конечно же, Дону, совместными усилиями его подняли. Что-то кричал тренер, у Сончжона звенело в ушах и понять что именно, не удавалось. Его куда-то потащили, он пытался понять куда несколько секунд, а потом стало всё равно, он уронил голову на плечо Дону и провалился в темноту.
Очнулся Сончжон в медпункте, на соседней кровати сидели Джисок и Дону, взволнованно глядя на него.
- Ну, как ты? Жив? - спросил Дону, пересаживаясь ближе.
- Не уверен, - хрипло проговорил Сончжон. - Я потерял сознание?
- Да, и напугал всех до ужаса.
Джисок, облегчённо вздохнув, умчался отчитываться перед тренером.
- Зачем ты над собой издеваешься? - спросил Дону, когда за Джисоком закрылась дверь.
- Что ты имеешь в виду? - естественно Сончжон всё прекрасно понимал.
- Твоё состояние, а я ведь и раньше замечал, что ты выглядишь, словно увядающий урюк, но молчал, так как у тебя должны быть свои причины, быть может, не всё в порядке и в личной жизни или ещё что-то. Но насколько я уже узнал, ничего подобного нет.
“Увядающий кто?” - хотел спросить Сончжон. Но ответил другое.
- Я хочу здесь учиться, у меня не очень хорошо получается, поэтому приходится прикладывать усилия.
- Ты не прикладываешь усилия, ты себя калечишь.
- А что мне делать? Вот такой я слабый. Даже можно сказать слабак. А мне позарез надо быть здесь!
- Зачем?
И тут Сончжон вспомнил, зачем именно хотел сюда поступить. Да, он хотел помогать людям, но ещё больше хотел доказать всем, что он не просто смазливый хиляк, а что и такие как он могут быть героями, могут быть мужественными и сильными.
Мужественными. Сейчас это слово заставляло кривиться, казалось таким чужеродным и неприятным. За всеми беседами с Дону Сончжон забыл обмозговать самую главную цель своей жизни. Теперь же эта цель напомнила о себе таким вот способом. Обмороком от изнеможения. А ведь прошло всего полгода обучения. Опять противный диссонанс противоречия что верно, а что неверно, к чему прислушиваться, а к чему нет, менять ли свою жизнь, или оставлять так, как есть. С одной стороны механизм уже запущен, Сончжон стал видеть неравенство, несправедливость и стереотипы. С другой стороны перечёркивать свою цель, цель всей жизни, когда проще всё оставить как есть.
К чему теперь стремиться?
- Я хотел быть мужественным и помогать людям, - почти скорбно проговорил Сончжон, а как иначе, ведь он, похоже, хоронил свою мечту.
- Людям можно помогать и без показной мужественности, - Дону говорил обеспокоено, излишне серьёзно. - Я очень волнуюсь за тебя, ты же загонишь себя, - почти шептал он, а потом протянул руку и погладил по голове.
- Что же мне теперь делать? - проговорил Сончжон, закрывая глаза, ладонь Дону была такой тёплой и приятной, как будто прикосновениями он снимал всё накопившееся напряжение.
- Поспи немного. Извини, что напустился на тебя. Не думай сейчас ни о чём.
Сончжон послушно расслабился и попытался уснуть, на удивление получалось легко, то ли Дону так повлиял, то ли организм слишком устал.
Сончжону приснился удивительно приятный сон, конкретные детали не запомнились, только ощущения. Но после пробуждения хотелось улыбаться и обнять весь мир, а в особенности Дону, сидящего рядом, нахмурившись читавшего что-то в телефоне. Мысли прояснились и казались озарением, теперь Сончжон точно знал, что делать со своей жизнью. Даже удивительно, что он не понял сразу.
Он бодро вскочил с кровати, но его тут же остановил Дону.
- Эй, ты куда поскакал, как кенгуру?
- В администрацию. Кажется, я понял, что нужно делать дальше.

***
- Ну, как тебе на новом факультете? - спросил Дону, сдувая с лица падающий снег. Парк стал их любимым местом, и даже холод не был помехой, чтобы посидеть на скамейке возле большого дуба.
- Отлично, хоть и местами нудновато и стрессовато. Но это именно то, чем я и хотел заниматься. Особенно мне нравится психология. Я даже подумываю углублённо её изучать. Быть может даже окончить ещё один ВУЗ по этой специальности. Хочу донести до людей о влиянии стереотипов на их жизнь, в перерывах от смен в качестве диспетчера.
- Теперь твой мягкий, словно шоколад, голос будет успокаивать и направлять людей, попавших в беду.
- Скажешь тоже, - немного смутился Сончжон.
- Джисок передаёт тебе привет, говорит, чтобы ты иногда забегал к нам.
- Да, надо зайти, я скучаю по ребятам, - Сончжон улыбнулся, вспоминая группу.
- Как приятно тебя видеть в хорошем настроении, воспрявщий цветочек.
Сончжона кольнуло, вот сейчас можно всё выяснить.
- Ты постоянно говоришь что-то подобное, комплименты и прочее. А в прошлый раз ты сказал, что мы нечужие люди. Это значит что-то особенное, не просто хорошее ко мне расположение?
- Если ты на что-то намекаешь, намекай активнее.
Сончжон понял, что Дону просто издевается и хочет, чтобы тот сказал вслух. Ну, хорошо. Прямо сейчас и скажет. И как можно прямолинейнее.
- Ты потрясающий человек. Ты изменил всю мою жизнь. Ты изменил меня. Я никогда не смогу отплатить тебе тем же. И возможно я не тот, кто тебе нужен, но я хочу быть с тобой. Ты мне очень нравишься, и я бы хотел, чтобы мы начали встречаться. - Сончжон всегда был смелым, жизнь вынуждала, а сейчас ему было страшно, гораздо хуже, чем когда он думал о признании.
Он с тревогой смотрел на Дону, надеясь, что не выглядит чересчур жалко.
Дону посмотрел на темнеющее небо, откуда стали падать крупные пушистые снежинки, в свете фонарей они казались сказочными, глубоко вздохнул и ответил:
- Как я могу отказать этим бездонным глазам, - хмыкнул и продолжил: - Но я не менял тебя, ты таким и был, под ворохом стереотипов. И что это за слова о том, что ты не тот, кто мне нужен? Я этого хотел ещё с самой первой встречи. Твой захват подействовал очень притягательно. А потом ты сам подошёл ко мне, сам решил всё узнать и сам изменился. Я только чуть-чуть помог. И как мне тебя после этого тебя отпустить? Я хотел сам тебе предложить, но ты успел первым. Говорил же, ты резкий. Я надеюсь, ты не применишь свой захват снова, если я тебя поцелую?
- Только если не здесь, в парке, не будем пока шокировать общественность, - заозирался по сторонам Сончжон.
- Эх, а я уже почти потянулся, - картинно расстроился Дону.
- Пойдём, - Сончжон вскочил, схватил за руку Дону и потащил за собой. Он знал одно место, которое сейчас пустовало.
Всё получилось так естественно, как будто иначе и быть не могло. Тёплая и сильная ладонь такого потрясающего человека, у которого столькому ещё стоит поучиться, теперь в руке Сончжона.

И пусть так будет как можно дольше.

@темы: Infinite, are u ready? are u hungry?, Джинн! Джинн! Джинн! Где же Джинн?, Дону, Сончжон, картинощки, корейщина, ну а чё? пусть будет!, о, отец двух покрывал!, слэш, странное, фанфик